Пожарный спорт вне закона

За что же осудили офицера в четвёртом поколении, ветерана боевых действий на Северном Кавказе и в Южной Осетии, отдавшего без малого сорок лет службе Отечеству?

Верой и правдой служил Игорь Юрьевич все эти годы. С 2010 года возглавлял ГУ МЧС по Астраханской области. Дисциплинарных взысканий никогда не имел. Получил 25 ведомственных наград. Участвовал в ликвидации последствий более десяти крупных чрезвычайных ситуаций межрегионального и регионального масштаба. Вышел на заслуженный отдых и… оказался на скамье подсудимых.

За что? По сути – за развитие пожарно-спасательного спорта. За то, что была сохранена созданная ещё до прихода к руководству региональным МЧС сильная команда пожарных-спортсменов. За то, что спортсмены тренировались, участвовали в соревнованиях, отстаивали честь региона в состязаниях различного уровня… Нет, разумеется, официальная формулировка звучит иначе – Игоря Евстафьева обвинили в превышении должностных полномочий, в злоупотреблении ими.

Это ошеломило и обескуражило самого Евстафьева, шокировало его близких, коллег, всех тех, кто знаком с Игорем Юрьевичем лично, ветеранов пожарно-спасательного спорта всей России…

Что же такого страшного совершил офицер, что суд решил изолировать его от общества? Мы попробовали разобраться в этом с помощью адвоката коллегии адвокатов «ЭксЛедж» (г.Москва) Дмитрия Бурдоноса. Он осуществляет защиту интересов Игоря Евстафьева.

– Дмитрий Владимирович, расскажите, в чём же конкретно обвиняют генерал-майора Евстафьева? В чём суд усмотрел превышение должностных полномочий?

– Игоря Юрьевича обвинили в том, что он, являясь должностным лицом, давал незаконные, по мнению следствия, устные указания о приёме на работу сотрудников на должности пожарных и диспетчеров. Они, опять же по мнению следствия и суда, не выполняли прямые, по их утверждению, обязанности – тушение пожаров. В этом усмотрели какую-то личную заинтересованность Игоря Юрьевича и желание выслужиться, получить карьерный рост. Обвиняют в том, что был нанесён ущерб интересам МЧС – якобы штат пожарных не был укомплектован, а из-за того, что эти сотрудники не заступают на дежурства и в караулы, возрастала нагрузка на остальных. Обвиняют в нанесении материального вреда государству в размере 24 миллионов рублей из-за того, что пожарные-спортсмены получали зарплату.

Ещё на стадии предварительного следствия, когда мы – адвокаты – только вошли в дело, следователь нам заявил, что уже на всех уровнях всё согласовано и никакие наши действия и потуги ни к чему не приведут. То есть изначально правоохранительными органами была занята такая позиция. Самое интересное, что мы сразу это почувствовали. Нас всё время торопили, не давая как следует ознакомиться с материалами дела – там 18 томов. Суд, необоснованно, на наш взгляд, ограничил нас в ознакомлении. Мы говорили об этом на судебных заседаниях. Это всё говорит об ангажированности дела.

Что же касается самого дела и предъявленных обвинений, то факт фиктивного трудоустройства обвинением и судом не доказан абсолютно, поскольку данные сотрудники-спортсмены были оформлены с соответствующими трудовыми договорами, выполняли работу на территории работодателя – тренировались и участвовали в соревнованиях исключительно на стадионе ГУ МЧС по Астраханской области, все командировки, в которых участвовали пожарные-спортсмены, были исключительно в интересах МЧС России.

В системе МЧС в штатном расписании такой должности, как спортсмен, нет. Именно поэтому члены команды по пожарно-спасательному спорту были приняты на должности пожарных и диспетчеров. Пожарно-спасательный спорт является элементом боевой подготовки пожарных и в соответствии с наставлениями и уставом пожарные обязаны заниматься им не менее ста часов в год. Более того, Федеральным Законом «О спорте» предусмотрено развитие прикладных видов спорта и закреплена эта задача за ведомствами, а в соответствии с Постановлением правительства №695 развитие пожарно-спасательного спорта закреплено за МЧС. Это абсолютно реальная задача, которая возложена и на территориальные подразделения МЧС в том числе.

В судебном заседании был допрошен начальник ЦСК МЧС подполковник Филиппов, который рассказал, что в каждом регионе существует команда по пожарно-спасательному спорту. Такие команды создаются исключительно на основании приказов, в соответствии с положениями о соревнованиях, календарным планом проведения соревнований, подписанным заместителем министра МЧС. В системе МЧС в год проводится 17-18 соревнований в год. Если брать конкретную Астраханскую область, то команда ГУ МЧС участвовала в 4-5 соревнованиях по пожарно-спасательному спорту регионального уровня в год.

Поскольку данные сотрудники выполняли задачу по развитию пожарно-спасательного спорта, возложенную на МЧС, логично будет сделать вывод, что они выполняли свои трудовые обязанности и делали это добросовестно.

Суд и обвинение ссылаются на то, что пока спортсмены тренировались и участвовали в соревнованиях, возрастала нагрузка на пожарных, которые заступали в караулы. Но данный вывод несостоятелен. По всем должностям пожарных всегда были вакантные места. В суде было доказано показаниями свидетелей и ответами на адвокатские запросы, полученными от МЧС: срывов поставленных задач в Астрахани и области не было. И региональное ГУ МЧС, и ФГКУ «1 отряд государственной противопожарной службы по Астраханской области» всегда чётко выполняли поставленные перед ними задачи. Караулы полностью укомплектованы.

Тут достаточно простая логика, которую не слышит суд и не хотело услышать следствие: на пожарных, которые не участвовали в соревнованиях, нагрузка никоим образом не возрастала. Напротив – снималась. Если бы не было спортсменов, принимающих участие в тренировках и соревнованиях, то начальникам пожарных частей пришлось бы, выполняя приказ по развитию пожарно-спасательного спорта, снимать пожарных с дежурств и караулов, направлять их на стадион. Вот как раз в этом случае нагрузка возросла бы.

А ведь среди остальных пожарных и не было желающих тренироваться. Работодатель не может заставить сотрудника в свободное время ходить на тренировки – это запрещено трудовым законодательством. Плюс это травмоопасно, потому что это спорт. Если человек, уставший после караула, пойдёт заниматься спортом, поднимется на третий-четвёртый этаж по пожарной лестнице, преодолеет полосу препятствий – травмы будут обязательно. Так что это ещё и нормам охраны труда противоречит.

Если говорить о личной заинтересованности Евстафьева, то никакой логики в этом суждении нет: за 10 лет руководства ГУ МЧС по Астраханской области он получил всего две благодарности, связанные со спортивной деятельностью: за высокие результаты команды и за организацию чемпионата в регионе.

Если вернуться к вопросу о фиктивном трудоустройстве, то все до единого спортсмены прошли профессиональную подготовку в учебном центре МЧС и могли выполнять все те профессиональные функции, что и другие сотрудники.

Когда Игорь Евстафьев в 2010 году приступил к обязанностям руководителя, команда по пожарно-спасательному спорту уже была сформирована, люди уже были трудоустроены. Его заместитель Яиков доложил о существовании команды, о том, что есть спортсмены, которые достаточно много и успешно тренируются, выступают на соревнованиях… Евстафьев просто не стал ничего ломать и сохранил порядок, заведённый годами до него.

– Дмитрий Владимирович, сначала Игорь Юрьевич Евстафьев выступал в качестве свидетеля по делу. Как случилось, что он стал обвиняемым?

– На наш взгляд – взгляд стороны защиты – удар изначально планировался по нему, именно на него нацелен был удар. Мне самому это не очень понятно, но это очевидно. Мы допускаем мысль, что это чья-то месть. Да, действительно Игорь Юрьевич достаточно долгое время выступал в качестве свидетеля. Обвиняемым был Алексей Талащенко – начальник 1го отряда, где и были трудоустроены спортсмены. Только в декабре 2019 года возбудили уголовное дело в отношении Евстафьева.

Почему Евстафьев и обратился к нам – к московским адвокатам… Потому что местные защитники ему сказали: «Вы ничего не добьётесь. Признавайте свою вину».

При этом сам Игорь Юрьевич искренне не понимает, какую вину он должен признать, в чём он виноват… И мы – сторона защиты – этого не понимаем. В чём человек виноват? Выполнялась задача, поставленная правительством перед МЧС, сотрудники были приняты на должности, предусматривающие занятия пожарно-спасательным спортом. В трудовых договорах не прописана прямая обязанность тушить пожары, а судом и следствием культивируется мысль, что сотрудники-спортсмены своих прямых обязанностей не выполняли. Есть обязанность выполнять приказы, следовать иным нормативно-правовым актам. В должностных инструкциях прописаны 32 обязанности, спортсмены выполняли около24 из них. В то же время наставления предусматривали обязанность пожарного заниматься пожарно-спасательным спортом. Что они, собственно, и делали. Они приходили на тренировку и полностью вырабатывали рабочий день. Всё это было подтверждено в судебном заседании.

– Какие шаги Вы, как сторона защиты, ещё намерены предпринять и предпринимаете в настоящее время?

– Мы уже написали жалобу, в которой указали все наши доводы. Евстафьев действовал исключительно на основании законных приказов, потому что взять и принять на работу спортсменов, организовать круглогодичную подготовку – на это был приказ начальника Южного Регионального Центра – Одера (прим.: имеется в распоряжении редакции). Это не было его личной инициативой. При этом спортсмены ведь не в шашки играли, а занимались пожарно-спасательным спортом. Когда гостиница «Россия» горела – именно спортсмены-пожарные помогли в сложнейшей ситуации эвакуировать людей. У простого пожарного нет такой подготовки, как у них.

Мы готовим апелляционную жалобу и работаем с ветеранскими организациями, которые также шокированы приговором, вынесенным Евстафьеву. Готовим открытое письмо на имя министра МЧС и на имя президента России.

Задача по развитию спорта поставлена президентом. При этом спортсмены-пожарные не просто участвовали в соревнованиях и тренировались – они участвовали в показательных выступлениях, популяризировали профессию пожарного, тренировали детей – при стадионе была ДЮСШ по пожарно-спасательному спорту, защищали честь региона на соревнованиях… О каком ущербе интересам государства и МЧС может идти речь? Спортивные достижения, профориентационная работа, воспитание молодёжи – это ущерб?

В чём личная заинтересованность и желание выслужиться? Не требовалось выслуживаться. Все показатели работы только улучшались за годы руководства ГУ МЧС по области Евстафьевым: сократилась летальность на пожарах, количество спасённых людей увеличилось с 2 367 человек в 2015 году до 3 044 человек в 2019, материальных ценностей в том же 2019 году было спасено на сумму 434,6 миллиона рублей, время оперативного реагирования на вызовы сокращено в разы, строилась, реконструировалась и развивалась инфраструктура ГУ МЧС по области. В чём вред? В чём корысть?

А спортивные достижения, к слову, и не относятся к критериям оценки деятельности подразделений МЧС.

– Дмитрий Владимирович, почему же только когда человек вышел на пенсию появилось это уголовное дело? То есть, даже если высмотреть что-то противозаконное в действиях Евстафьева, – десять лет всех всё устраивало: все гордились достижениями спортсменов и команды, ходили болеть на стадион, радостно хлопали в ладоши, а как только Игорь Юрьевич ушёл на заслуженный отдых – началось его преследование… Что за странное стечение обстоятельств?

На наш взгляд, ситуация такова: за последнее время сменилось практически всё руководство области и, грубо говоря, началась охота на ведьм. В нашем случае, ни Евстафьев, ни Талащенко ни копейки не положили в карман. Да и что там было растаскивать по карманам? Спортсмены-пожарные зарплату получали 9-13 тысяч рублей при средней по области в 35 тысяч. Люди занимались выполнением своих обязанностей и приказов вышестоящего руководства. Как настоящие офицеры они проявили принципиальность и не признали свою вину. «Я служил государству», – сказал каждый из них.

Мы сейчас не ставим вопрос о смягчении наказания. Мы ставим вопрос о невиновности. Если Игорь Евстафьев будет осужден и мы не сможем добиться в апелляции или в кассации отмены приговора – это будет ударом по всему пожарно-спасательному спорту. Это отбросит спорт, развивавшийся с 1937 года далеко назад. Мы потеряем общероссийскую подготовку. А из исторической справки известно, что в блокадном Ленинграде, несмотря на царящий холод и голод, под постоянными бомбежками фашистских захватчиков, в 1942 году прошли соревнования по пожарно-прикладному спорту.

В Астрахани уже прекратила существование ДЮСШ, нет больше сборной команды по пожарно-спасательному спорту ГУ МЧС по области. Начальники других главных управлений МЧС по всей стране внимательно следят за результатами этого дела. А кому захочется отправиться в колонию за развитие спорта? Никто не хочет рисковать.

Это удар по всей системе развития пожарно-спасательного спорта.

Это абсурдное, высосанное из пальца дело, в котором заранее назначили виновных.